АНДРЕЙ ГАСИЛИН: «ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА УЧИТ  ОТНОСИТЬСЯ К СОБСТВЕННОЙ ЖИЗНИ С НЕОБЫЧАЙНЫМ ВНИМАНИЕМ»

 23 июня посетил лекцию Андрея Гасилина «Экзистенциальная литература». Лекция была организована Культурно-просветительским центром «Архэ» и проходила в здании Института физики, технологии и информационных систем.

Андрей Гасилин

Лектор Андрей Гасилин – аспирант Института философии РАН, научный сотрудник Философского факультета МГУ, ведущий редактор ИНИОН РАН, специалист по французской философии XX века и экзистенциализму Ж.-П. Сартра.

Лекция была посвящена философским концепциям и семиотическим стратегиям, лежащим в основе экзистенциальной литературы. На встрече рассматривались такие темы, как эффект перформативной техники, используемый Альбертом Камю в своей повести «Посторонний»; какого «героя нашего времени» утверждает образ ибсеновского Пера Гюнта и почему конформизм у Альберто Моравии выступает синонимом фашизма.

Как отметил Андрей Гасилин, для философов большой вопрос: можно ли использовать литературу в качестве философского дискурса? Можем ли мы привлекать литературу для того, чтобы рассматривать философские темы? В некоторых философских направлениях это не легитимный подход. Так, например, с точки зрения представителей аналитической и позитивистской философий, философия занимается уточнением, работает с логическим строем мысли, а литература занимается образами, миром выдуманных вещей, воображением. Поэтому, по их мнению, философии не следует говорить на языке литературы и не стоит их смешивать. В экзистенциальной философии сложился совершенно иной подход к литературе: она решила взять в оборот литературный инструментарий, литературный язык.

Кстати, это явилось причиной возникновения внутри самой литературы отдельного направления. «Тошнота» Жан-Поля Сартра, «Посторонний» Альбера Камю, «Гостья» Симоны де Бовуар, «Пер Гюнт» Генрика Ибсена, «Конформист» Альберто Моравиа, «Волхв» Джона Фаулза, – по мнению лектора, это наиболее известные образчики экзистенциальной прозы, воплотившие в себе основные темы философии существования: проблему неподлинного бытия и поиска смысла в изначально бессмысленном, абсурдном, бесчеловечном мире.

С Андреем Гасилиным

Благодаря литературе экзистенциальная философия смогла показать, что язык логики не является определяющим для философии и смогла говорить на языке абсурда, что для нее стало очень ценным, поскольку, с точки зрения экзистенциальных философов, мир, который нас окружает, чрезвычайно абсурден и уложить его в язык логики, европейского racio было бы примитивно и неправильно. Мир гораздо сложнее, в нем больше смысла. Литература же, благодаря своему образному инструментарию, позволяет показать, что в некоторых вопросах нельзя однозначно ответить: «да» или «нет»? Ответ может быть третьим, и зачастую эта логика неуловима. При этом литературное произведение выступает в качестве лаборатории философских концепций, где философ на героях произведения апробирует свои идеи и проверяет, как они работают в жизни.

«Главное для меня, что можно извлечь из экзистенциальной литературы, – заключил в конце встречи Андрей Гасилин, – это то, что она учит относиться к собственной жизни с необычайным вниманием, разоблачать маски и быть готовым видеть, что жизнь – это не то, что уже сложилось и даже не то, что сейчас складывается, а может быть переформатирована в любой момент».

Дмитрий Дементьев