Выступил с докладом “Различия между практиками пастырского душепопечения и психологического консультирования”

ВЫСТУПИЛ С ДОКЛАДОМ
«РАЗЛИЧИЯ МЕЖДУ ПРАКТИКАМИ ПАСТЫРСКОГО ДУШЕПОПЕЧЕНИЯ
И ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ»

17 мая 2019 года в Сретенской духовной семинарии состоялась научно-богословская конференция, на которой выступил с докладом «Отличия в пастырском душепопечении и психологическом консультировании».

Выступление на конференции в Сретенской духовной семинарии

В докладе указывалось на значимость приобретения будущими пастырями навыков психологического консультирования в окормлении духовных чад. Особо внимание акцентировалось на различиях между пастырским душепопечением и психологическим консультированием.

Как показал опыт практических занятий, совместно проводимых доцентом протоиереем Вадимом Леоновым и преподавателем, психологом Д.В. Дементьевым в магистратуре Сретенской духовной семинарии (профиль «Пастырское богословие»), сопоставление и анализ выявленных отличий способствует более глубокому осмыслению пастырем практики ведения им душепопечительской беседы.

.

 

В числе докладчиков выступали доцент Сретенской духовной семинарии протоиерей Вадим Леонов, доценты ПСТГУ В.П. Лега и Г.Е. Захаров, доцент департамента философии МФТИ В.И. Коцюба, доценты МДА П.К. Доброцветов и Р.М. Конь, аспирант МДА иеромонах Трифон (Михайловский).

Текст доклада будет размещен на сайте после его публикации в журнале «Сретенский сборник: научные труды преподавателей СДС».

Дмитрий Дементьев

Читать далее

Психологическая мастерская “Любовь от А до Я. Начнем говорить о чувстве”: впечатления участника

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ МАСТЕРСКАЯ
«ЛЮБОВЬ ОТ А ДО Я. НАЧНЕМ ГОВОРИТЬ О ЧУВСТВЕ»: ВПЕЧАТЛЕНИЯ УЧАСТНИКА

 В «Центре христианской психологии» 13 января 2019 года психологами профессором Б.С. Братусем, Н.В. Ининой и Т.А. Климовой была проведена первая мастерская «Любовь от А до Я. Начнем говорить о чувстве». 

На мастерской у психологов профессора Б.С. Братуся, Т.А. Климовой и Н.В. Ининой

Перед участниками мастерской задача состояла в том, чтобы совместно проработать отношения любви, поставить для себя новые вопросы и найти на них ответы, которые придут, возможно, даже не в ходе мастерской, а позже. В процессе работы разбирались такие темы, как: любовь детско-родительская, любовь супружеская, любовь к Богу, любовь к себе. Вопросы, выносимые на обсуждение, формулировали сами участники: «Что означает “любовь к себеˮ и как ее отделить от нарциссизма?», «Любовь и эгоизм: где грань?ˮ, «Любовь условная и безусловная: возможно ли по-настоящему любить человека ради чего-то или за что-то?». Участники мастерской через анализ собственных переживаний и узнаваемых ситуаций из реалий жизни пытались осознать иллюзии относительно любви, почувствовать свои возможности в общении с Другим и обнаружить недостатки, которые необходимо честно признавать и преодолевать.

Доктор психологических наук, профессор Б.С. Братусь

Тема любви влечет человека и, по мнению проф. Б.С. Братуся, в этом скрыта некая тайна. Профессор привел слова митрополита Антония Сурожского о том, что в каждом человеке есть пространство, которое может быть заполнено только Богом. Это пространство существует и постоянно заявляет о себе. Это пространство, модальность – по-разному его можно называть – может быть заполнено только любовью. Ничем другим его заполнить нельзя; можно подделать. Оно есть, и здесь сложность в том, как это пространство постичь? Оно – как цветок: когда его срываешь он прекращает свое существование. Или же как в фильме «Сталкер»: герои идут по зоне к дому, но напрямую к нему выйти невозможно, нужно пробираться к нему непонятными лабиринтами, хотя на самом деле то, что должно быть – вот оно, перед тобой.

Еще одна сложность, на которую обратил внимание проф. Б.С. Братусь, заключается в том, что Масс-медиа указывают нам однозначно: «Вот оно!» Это подобно тому, как если бы организаторы мастерской заявили: «Мы проведем мастерскую по теме любви, и всё всем будет понятно». Но это не так. Это знание, которое существует в некотором недоумении: и так – не так, и эдак – не так.

Как сказала Наталия Инина, данная тема невероятно глубока и чрезвычайно трудна, она соприкасается с пространством знакомого и родного: она интимна, о ней неловко говорить, и то, что она выносится на мастерскую, является колоссальным внутренним вызовом. Когда мы говорим о своей любви, мы становимся открытыми, незащищенными, уязвимыми – а мир требует от нас совсем другого состояния: удачливости и благополучия. Эта тема нами все время переживается, пытается найти выход и как-то проявиться, но при этом одновременно подавляется и скрывается. Нам хочется говорить о любви, мы хотим слышать вопросы и получать ответы или хотя бы отклики. Это свидетельствует о том, что тема любви в нас очень глубоко живет.

Когда мы произносим: «Люблю», то вкладываем в него собственное понимание любви. Слово «любовь» одно, одни и те же переживания, но в одном случае можно любить так, что мы дарим человеку себя, в другом – помогаем человеку раскрыться, открыть себя. Как понять эту разницу и обнаружить ее внутри себя? Как узнать: ради себя мы любим человека или ради него? Ведь в этот момент и вопрос-то такой не ставится, он даже кажется неуместным.

В моменты, когда мы охвачены этим чувством или даже когда мы совершаем подвиг ради любви, мы до конца не можем понять и осознать, что в нашем чувстве эгоистичного. Здесь уместно задать себе вопрос: «За что я человека люблю?» Задать его не для того, чтобы действительно найти «за что», а чтобы перепроверить себя: чего мне не хватает в этой жизни и действительно ли я люблю этого человека или через него я решаю собственные проблемы?

Психолог, психотерапевт Н.В. Инина

Наталия Инина, делясь своим психотерапевтическим опытом отметила, что часто случается, когда человек готов что-то менять в своей жизни и у него даже есть сознательная установка к изменению, скажем, выхода из симбиоза в своих отношениях с кем-то или отношений гиперопекающих, или  защиты от контакта – совершенной неспособности быть в хоть мало-мальски какой-либо близости с человеком, то видно, насколько мощно у него срабатывают защитные механизмы, какие огромные баррикады строятся на пути к попытке это изменить!

То, что эти механизмы в нас защищают, имеет для человека определенную логику, ценность. В психологии существует понятие – «вторичная выгода невроза». Так, на примере фрагмента из фильма «Фантазии Фарятьева», на мастерской рассматривались ситуации, когда человеку нравится страдать и он в своей жизни сам воспроизводит эти ситуации страдания. Например, когда женщина выбирает только те отношения, в которых она мучается, страдает, играет роль «трагической жертвы», и в какую-то светлую систему отношений она никогда не включится, потому что она не понимает, как это сделать. Даже если она и будет понимать, ее уже не будет радовать эта «поверхностная счастливая женщина»: «Здесь нет той глубины боли. Где здесь трагизм? Где внутренний надлом? Скукота!»

Так, выполняя задания в малых группах, участники мастерской анализировали такие типы сложностей на пути любви, как гиперопека, неумение выражать свою любовь, уход от контакта, созависимость, и рассматривали, какую вторичную выгоду извлекает из них человек. Такой анализ дал участникам мастерской хорошую возможность войти в проблему вторичных выгод и честно их обнаружить у себя.

Если говорить о любви как о выборе (чаще всего неосознанном), то человек может выбрать любовь как невроз, как симбиоз или как отсутствие контакта и т.п., но может выбрать любовь – как преодоление своего эго. В процессе работы можно было прочувствовать, что различные виды дисфункциональной любви в своей глубине чем-то схожи, они имеют некую общую внутреннюю основу. Противостоять этому можно, соблюдая две главные христианские заповеди: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим» (Мф. 22, 37) и «возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22, 39).

Психолог, психотерапевт Т.В. Климова

Как отметила Татьяна Климова, нужно понимать, что взрослый и зрелый человек – небезупречен, и то, что было рассмотрено на семинаре как «проблемы любви», присутствует у каждого из нас. Когда мы устаем и у нас недостаточно сил, мы можем снова и снова попадать в такие же ситуации. Этого не надо бояться, это вполне естественно. Важно признать факт этого и понимать, чего нам в этот момент не хватает.

Здесь не идет речь о том, чтобы пытаться в себе что-то изжить, делать вид или стараться быть совершенным. Высокая нравственная цель и стремление к ней обязательно должны быть, но не стоит обольщаться. Речь идет о трезвенном принятии собственных несовершенств. В связи с этим ведущая, делясь своим опытом психотерапии, обратила внимание и на то, что порой возникающее у нас чувство – это не наше личное чувство, оно – результат нашего взаимодействия с Другим. И если оно возникает, то его важно вербализовать. Это часть взрослой, зрелой позиции: мы свое несовершенство принимаем и понимаем, что наша любовь, к сожалению, небезгранична, однако это является важным знаком и для Другого, когда ресурсы у нас закончились: иначе, без вербализации Другой этого может и не услышать.

В завершении мастерской участники в малых группах представляли подготовленные ими небольшие сценки из жизни на тему, какими способами можно миновать преграды на пути любви – как итог предыдущего задания. При этом миновать – не означало обойти их стороной, а наоборот, показать, как можно разрешить их зрело, принимая и переживая их.

Некоторые открытия в любви возможны только на личностном уровне, когда мы живем не по инерции, а в осмысленном состоянии поиска. Личность не формируется извне, она формируется изнутри, поэтому многое зависит от нас самих, на собственный страх и риск. Многие отметили, что в ходе работы у них поменялось внутреннее ощущение и пришло осознание важности встречи в первую очередь с собой и как результат – встречи с Другим.

В заключении мастерской проф. Б.С. Братусь сказал: «Мы, психологи – люди приземлённые, и нам важно понять – как? как любить? Можно знать все теоретические системы, но как пройти этот путь конкретному человеку? Какие найти ходы именно для него? У всех они разные и бывают очень сложные. В этом плане наше усилие разобраться – это усилие не только для нас, но и для того, чтобы этот мир был светел, чтобы по мере наших возможностей он был сияющим. Когда мы с вами погружаемся в изучение темы любви, мы изучаем не какой-то алгоритм, а возможность разных путей двигаться к любви, к этому сиянию».

 

Ведущие мастерской:

Братусь Борис Сергеевич – основатель и руководитель Московской школы христианской психологии. Доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент Российской Академии образования, декан факультета психологии МПИ св. Иоанна Богослова, учредитель и научный руководитель Научно-практического института психологии личности при Московской школе христианской психологии.

Инина Наталия Владимировна – христианский психолог и психотерапевт. Руководитель направления прикладной психологии Научно-практического института психологии личности при Московской школе христианской психологии, сотрудник факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, старший преподаватель факультета психологии МПИ св. Иоанна Богослова.

Климова Татьяна Анатольевна – христианский психолог, ведущая мастер-классов и тренингов, старший преподаватель факультета психологии МПИ св. Иоанна Богослова.

 

Дмитрий Дементьев

Читать далее

Прошел обучение по программе “Основы христианской психологии”

ПРОШЕЛ ОБУЧЕНИЕ ПО ПРОГРАММЕ «ОСНОВЫ ХРИСТИАНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ»

С 11 ноября 2017 года по 14 февраля 2018 года в Московском Православном Институте святого Иоанна Богослова прошел обучение по программе повышения квалификации «Основы христианской психологии».

Профессор Б.С. Братусь и преподаватели Московского Православного Института святого Иоанна Богослова А.В. Шувалов, А.Н. Харьковский со слушателями курсов

Цель программы – формирование у слушателей представления об основах христианской психологии, ее теории и практики.

На курсах подробно излагались мировоззренческие основы христианской психологии и антропологии, духовные и психологические основы семьи и брака, проблемы зависимости и созависимости, конфликты отцов и детей в современном мире.

Профессор Б.С. Братусь

Занятия проходили в форме лекций и бесед, во время которых слушатели могли задать и обсудить как с преподавателями, так и между собой интересующие их вопросы, поделиться своим видением поднимаемых проблем и личным опытом. По-христиански теплые взаимоотношения, возникшие на курсах, полные открытости и внимания друг к другу, создали особую доверительную атмосферу и возможность обсуждения собственных трудностей.

В конце программы слушатели защищали рефераты по предложенным им на выбор темам. Также предоставлялась возможность написать работу и на собственную интересующую их тему. Защиту работ принимала комиссия из трех человек, в состав которой входили: научный руководитель факультета психологии МПИ св. Иоанна Богослова проф. Б.С. Братусь и преподаватели института А.В. Шувалов, А.Н. Харьковский. Выпускники курсов в течение десяти минут рассказывали о своем исследовании, после чего члены аттестационной комиссии задавали вопросы и предлагали всем слушателям участвовать в его обсуждении.

Тема моего реферата: «Богословие и психология – проблема взаимоотношения в науке и практике».

Хочется отметить, что доброжелательная атмосфера всей программы обучения, возникшая между обучающимися и преподавателями, временами разбавленная тонким юмором председателя комиссии Б.С. Братусем, так же создала для защищающихся благоприятную и поддерживающую обстановку, что в конечном итоге способствовало успешной защите всех представленных рефератов.

 

Спасибо Марии Кондратьевой и Евгении Туманян – кураторам курсов дополнительного образования Московского Православного Института святого Иоанна Богослова за организацию занятий и рассылку необходимых материалов.

Благодарю коллег за создание теплой, искренней и продуктивной атмосферы во время занятий и поздравляю с успешным окончанием курсов, желаю всем успехов в профессиональной деятельности!

Дмитрий Дементьев

 

УЧЕБНЫЙ ПЛАН ПРОГРАММЫ ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ «ОСНОВЫ ХРИСТИАНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ»

(по материалам сайта МПИ св. Иоанна Богослова)

Занятия проводятся два раза в неделю, в течение трех месяцев. Объем курса – 118 академ. часов.

Данная программа особо актуальна для поступающих в вузы по направлениям «Психология», для работников сфер социального служения в храмах РПЦ, а также психологов-консультантов, занимающихся практической деятельностью и желающих повысить уровень компетентности в области христианской психологии.

Лекции читают ведущие христианские психологи и психотерапевты: проф. Б.С. Братусь, прот. Петр Коломейцев, проф. В.И. Слободчиков, проф. Т.П. Гаврилова, проф. А.Ф. Копьев, проф. А.В. Суворов, доц. И.Н. Мошкова, доц. Н.Г. Храмова, Н.В. Инина, Е.Н. Проценко, А.В. Лызлов, В.О. Бордуков, А.В. Шувалов, А.Н. Харьковский, В.Г. Щур, М.И. Козлова, И.Г. Кокурина, И.В. Иванишко, Т.А. Климова, Фредерика де Грааф.

Вводная лекция

  1. Введение в теоретическую и практическую христианскую психологию

Модуль 1. Психология в современном мире

  1. Психология в кругу наук и времен
  2. Богословие и психология – проблема взаимоотношения в науке и практике
  3. Проблема этического в психологии
  4. Переживание и молитва
  5. История психологии
  6. Философия психологии

Модуль 2. Личность – норма и аномалии

  1. Проблема психологии возраста
  2. Психология взросления человека
  3. Основы психологии индивидуальности
  4. Фундаментальные эмоции
  5. Аксеология высших смыслов
  6. Бытие человека в мире. Пространственное и временное измерения в психологической практике
  7. Психосоматика в обыденной жизни
  8. Психология зависимости: от алкоголя до компьютера
  9. Философско-психологические предпосылки диалогического общения. Диалогический подход
  10. Практическое применение диалогических форм общения в психотерапии и психологическом консультировании

Модуль 3. Духовные и психологические основы семьи и брака

  1. Культурно-психологические предпосылки супружеской жизни
  2. Духовные и психологические проблемы брака
  3. Конфликты отцов и детей в современном мире. Духовные и культурно-психологические аспекты
  4. Психолого-педагогические основы воспитания детей в семье
  5. Психология человечности
  6. Духовно-психологические аспекты здоровья человека
  7. Ребенок перед лицом тяжелой болезни
  8. Моральное развитие ребенка
  9. Вариации на тему гендерной психологии

Модуль 4. Социальная психология

  1. Социальная психология и ее место в системе научного знания
  2. Проблемы приходского консультирования – от научно-богословских проблем к практическим вопросам
  3. Основные типы социальной жизни в свете христианского учения
  4. Психологические особенности современных школьных реформ
  5. Человек перед лицом вечности. Психология умирания

Модуль 5. Психология религии

  1. Перспективы христианской психологии
  2. Психология религии
  3. Деструктивные психотехники и психокульты
  4. Тупики психологии. Критика трансперсональных практик
  5. Сектанты: методики воздействия на сознание адептов
Читать далее

Исцеление души: пастырское служение человеку. Диалог богословия и психологии

ИСЦЕЛЕНИЕ ДУШИ: ПАСТЫРСКОЕ СЛУЖЕНИЕ ЧЕЛОВЕКУ. ДИАЛОГ БОГОСЛОВИЯ И ПСИХОЛОГИИ

27 января 2018 года в Сретенской духовной семинарии состоялась встреча студентов с профессором, психологом, психиатром протоиереем Афанасием Мелиссарисом.

На встрече с профессором, психологом, психиатром протоиереем Афанасием Мелиссарисом

Как мы можем говорить о Боге, Который открывается нам как Любовь в мире, характерными чертами которого являются нищета и угнетение? Как мы можем проповедовать Бога перед людьми, которые несправедливо умирают прежде времени? Как мы можем принять тот факт, что Бог подает нам дар любви и справедливости, в то время как мы видим человеческие страдания? Что мы можем сказать тем, кого презирают, не считают за личность, чтобы они поняли, что и они— дети Божии. Что можно сказать матери, ребенок которой умирает от наркотиков? Как мы можем помочь семье, член которой совершил самоубийство? Что мы посоветуем супруге, муж которой — алкоголик? Все эти, а также многие другие вопросы требуют ответов, ответственных и вдумчивых, честных и реальных.

Протоиерей Афанасий Мелиссарис

Мы живем в эпоху, когда непроницаемые границы наук рухнули. Так, богословие и психология не являются противоположными науками, как ошибочно считают многие. Обе эти науки — психология и богословие — не находятся в противопоставлении между собой. Религия, с самых своих истоков воспринимающая человека как психосоматическое целое, становится частью преобладающей тенденции психиатрической практики. По словам профессора психологии поведения доктора Слоуна (Колумбийский Университет), почти 30 медицинских факультетов Америки включили в программу предметы по религии и духовности, акцентируя внимание на духовном консультировании. Легко доказать, каким образом одна наука дополняет другую. Психология — это не какая-то ложь. Напротив, это наука, которая изучает поведение человека (объективный опыт, который можно отследить), а также душевные процессы (субъективный опыт, который скрыт). Психология — это наука о падшем человеке, который находится во грехе. Богословие же — это «искусство искусств и наука наук», по выражению святых отцов. Это наука, которая помогает людям воскреснуть, подняться из глубины греха. Цель пастырской психологии заключается, прежде всего, в изучении и понимании психологии человека как грешника, который кается и движется к Царству Божию.

Сочетание богословия и психологии ведет к православной пастырской психологии. Говоря простым языком, пастырская психология — это психология, поставленная на служение душепопечительству. Это использование плодов науки психологии для нужд и требований пастырства Церкви. Термин «пастырская психология» показывает исключительно исследовательское направление этой науки.

На встрече с профессором, психологом, психиатром протоиереем Афанасием Мелиссарисом

В идеале, пастырь призван быть харизматичным человеком, который провидчески должен видеть бездонную глубину человеческой личности. Психология — это косвенный дар Бога усердному и добросовестному пастырю. Но когда пастырь не так одарен, как, например, старец Паисий Святогорец, тогда знания по психологии помогут ему использовать человеческие возможности, чтобы понять и глубже погрузиться в личность каждого верующего. Правдой является то, что многие болезни стали духовными способами жизни. Психологическое отрицание или скрытая агрессия могут «одеваться» под добродетель,  в результате чего пастырь может принять ошибочное решение и реализовать свое пастырское попечение в ложном направлении и без нужного результата. Всегда за тем, что видится, и под тем, что скрывается, находится реальный корень проблемы человека. Если пастырь не может различить разные варианты возможных психологических процессов в человеке или если не знает, когда человеку хорошо, а когда нет, то какого успеха на пастырском поприще он может добиться? Пастырь с помощью психологического инструментария, наукой и искусством может задействовать весь потенциал пастырского делания, чтобы дойти до самых глубин проблемы, найти выход из тупика и правильно решить любой душевный конфликт или комплекс.

Разнообразие и специфичность — главные черты пастырского служения. Пастырь должен быть носителем живого церковного опыта и иметь связь с Богом, чтобы делать дело Божие ради спасения людей. Однако он должен хорошо знать людей со всеми их типами и характерами, чтобы достигнуть успеха в своем деле.

На встрече с профессором, психологом, психиатром протоиереем Афанасием Мелиссарисом

Если мы хотим быть искренними, то нужно сказать, что богословское образование в основных чертах находится там же, где и раньше. Руководство для пастырей — как предмет — остается на периферии. Психология в богословских школах вообще находится в положении низкой служанки. Совсем редко, где ее изучают серьезно. Традиция в мире западного богословия уступила место модернизму, но выбор тем в богословской программе все равно имеет традиционный акцент — изучение еврейского, древнегреческого, догматического богословия, истории Церкви и другое — остается существенным для изучающих богословие. А психологию им знать не нужно.

Но диплом по богословию не имеет определенной  специализации внутри богословского цикла дисциплин, он предназначен для среднего студента духовных школ, который получает образование для того, чтобы стать священником. Однако знание всего богословия во всех тончайших деталях еще не делает человека священником, более способным к попечению о душевнобольных или к пониманию вообще человеческой природы. Он мог бы иметь успех в этом при наличии знаний психологии. Конечно, нельзя утверждать, что теоретическое знание психологии само по себе достаточно, чтобы сделать человека лучшим священником. Но в действительности многие священники смогли сделать свое пастырское служение более продуктивным, применив в этом деле некоторые знания психологии. Знание психологии, кроме того, дает человеку возможность понять самого себя, реально оценить свои силы и разобраться с этическими вопросами, дает также инструментарий для более глубокого понимания других. Речь идет не о психологизации богословия, а о теологизации психологии.

С профессором, психологом, психиатром протоиереем Афанасием Мелиссарисом

Беседу с профессором, психологом, психиатром протоиереем Афанасием Мелиссарисом записал Дмитрий Дементьев

Перевод с греческого – Константин Норкин

Фото – Михаил Каплунов  

 

НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ПРОТОИЕРЕЯ АФАНАСИЯ МЕЛИССАРИСА

АВТОРСКИЕ ТРУДЫ – ПУБЛИКАЦИИ

1) Диалектические грани институции и харизмы в Православной Восточной Церкви. Богословский и пастырско-психологический взгляд // Θεολογία 88. Т.1 (2017): 219–277;

2) Empathy as a Prime Psychotherapeutic Concept: Reflections on a Principal Ingredient in Counseling.  Богословие 86. Т. 1 (2015): 277–298;

3) Потерянное поколение: Практические исследования у студентов — студенток. Пастырско-психологический подход. Образование по окружающей среды и устойчивому развитию в начале 21 века. Изд-во. Διάδραση, 2013. С. 441–460;

4) Изнурительная тень заболевания Альцгеймера: Вклад в пастырско-психологическую поддержку пациентов и медперсонала // Том Икострофион. Почетный том Высокопреосвященнейшего Митрополита Сироса-Тиноса г. Дорофея II в честь десятилетнего юбилея пребывания на кафедре. Священный Остров Тинос, 2013, С. 497–511;

5) Отчаяние: Болезнь к смерти. Научный пересмотр магистерской программы «Образование в православном богословии». Т. III, Патра: Греческий открытый университет, Факультет гуманитарных наук, 2012. С. 275–299;

6) Жизненная политика — различие между частным и общественным пространством жизни. Пастырско-психологический взгляд», в томе «Сосуд к чести». Афины, 2011. С. 591–604;

7) Психосоматический распад алкоголика. Духовные аспекты хронического кризиса. Научный пересмотр магистерской программы «Образование в православное богословии». Т. II. Патра:  Греческий открытый университет, Факультет гуманитарных наук. С. 353–376;

8) The Tragedy of Suicide and its Pastoral Prevention. Научный юбилей Богословского факультета Афинского университета, (2010): 317–338;

9) Евхаристическая антропология Николая Мефонского. Пастырско-психологический подход. Научный юбилей богословского факультета Афинского университета, (2009): 355–378;

10) Вечный эксперимент с редукционизмом в психологии. Celestia 3 (2009): 57–68;

11) Преображение влюбленности любовью. Celestia 2 (2009): 44–52;

12) Психоанализ: Сомнения и перспективы по американскому психологу Джеймсу Хиллману. Пастырско-психологический подход // Том «По стопам апостола Варнавы». Никосия, 2008, С. 413–426;

13) The Autistic Child: Also a Relational Person. A Challenge for Pastoral Psychology. Научный юбилей Богословского факультета Афинского университета (2008): 403–419;

14) Being as Communion: Fundamental Principles of Theological Anthropology with Pastoral Undertones. Научный юбилей Богословского факультета Афинского университета (2007): 463–480;

15) Папка по урокам исповеди (для пользования студентами). Афины: Изд. Афинского университета, 2006. С. 186;

16) Понятие личности в Объединенной Европе. The Patristic and Byzantine Review 23 (2005): 149–157;

17) Чудесные исцеления заболеваний // Όασις 3 (2005): 10–14;

18) Божественное происхождение медицинской науки и почтение к личности врача согласно Ветхого Завета // Όασις 3 (2005): 4–7;

19) Ценность здоровья и его охрана по свт. Нектарию Пендапольскому // Όασις. Янв.— апр. Т. 2 (2004): 4–14;

20) The Psychological Dynamics of Repentance. Pastoral and Psychological Approach to St. Джон Chrysostom’s Homilies on Repentance. Athens: Domi Publications, 2004;

21) Dreams and Self Knowledge // Θεολογία . Т. 2 (2003): 315–330;

22) Православие и отрицание человеческой личности // Том «Православие по отношению к вопросам нашего времени». Патра: Изд. «Греческий Открытый Университет», 2002. С. 59–112;

23) The Promotion of Otherness in the Work of Джеймс Хиллман // A Review of his Theological Iconoclasm» свт. Григорий Палама 794 (2002): 505–531;

24) Диалог богословия и биомедицины. Молекулярная диагностика у людей, которые находятся в высоком риске развития рака. На I Всеевропейской конференции биоэтики в Греции. Темы и размышления по вопросам современности // Ορθόδοξη Παρουσία 75 (2003): 16–23;

25) Любовь: Преодоление смерти. Афины: Изд. Афинского университета, 2002. С. 224;

26) Онтология любви и преодоления смерти // Том «Живу уже не я, живет во мне Христос». Посвящается архиепископу Димитрю. Афины: Verlag Αντ. Σάκκουλα & Eunomia, 2002). 513–540;

27) Personhood Re-examined: Current Perspectives from Orthodox Anthropology and Archetypal Psychology. Katerini: Epektasis Publications, 2002). 271;

28) Покаяние, как динамическая величина жизни, по мысли святителя Иоанна Златоуста // Ορθόδοξη Παρουσία 72 (2001): 17–23;

29) The Challenge Patristic Ontology in the Theology of Metropolitan John Zizioulas) of Pergamon // Greek Orthodox Theological Review 44 (1999): 476–490;

30) Смерть как Воскресение. Афины: Изд. «Αποστολικής Διακονίας», 1998. С. 102;

31) Паисий: Православия цвет благоуханный. Катирини: Изд. «Επέκταση», 1997. С. 183;

32) Паисия глаголы жизни. Катирини: Изд. «Επέκταση», 1997, С. 90;

33) Repentance According to St. John Chrysostom. Boston, MA, 1993). 101;

34) Увещаний глаголы. Афины: Изд. «Αποστολικής Διακονίας», 1992, С. 48;

35) Увещания старца. Изд. Афины: «Αποστολικής Διακονίας», 1989, С. 16;

 

Читать далее

Духовничество и психотерапия. Беседа с проф. Ф.Е. Василюком (+видео)

ДУХОВНИЧЕСТВО И ПСИХОТЕРАПИЯ. БЕСЕДА С ПРОФ. Ф.Е. ВАСИЛЮКОМ (+ВИДЕО)

Беседа с Ф.Е. Василюком о том, нужны ли знания в области психотерапии семинаристам, священнослужителям и о его опыте преподавания психотерапии студентам Сретенской духовной семинарии. Федор Ефимович Василюк – доктор психологических наук, профессор, главный научный сотрудник лаборатории консультативной психологии и психотерапии ПИ РАО, заведующий кафедрой индивидуальной и групповой психотерапии МГППУ, президент Ассоциации понимающей психотерапии.

– Федор Ефимович, насколько я знаю, Ваши занятия в университетах, где Вы преподаете, посещают и священнослужители. Расскажите, пожалуйста, об этом.

– Такие случаи не так уж часты, но, тем не менее, нас радует, когда священники оказываются на занятиях по психологии и психотерапии. В частности, мне вспоминается один подмосковный протоиерей. Он объяснял свой

Профессор Федор Ефимович Василюк

интерес к психологии так: «Я не собираюсь становиться профессиональным психологом, я – священник. У меня много задач на приходе, школа, социальное служение, работа с семьями детей, и мне нужны разные специалисты – и психологи, психотерапевты, в частности. Я хочу понимать, что они могут, я хочу управлять с сознанием дела этим процессом, и поэтому я получаю такое углубленное образование». Вот один из мотивов.

-А зачем другим нужна была психотерапия?

– Я могу вспомнить еще одного московского священника, который у нас сейчас проходит длительную программу. Он, прежде всего, хотел бы углубить и, может быть, сделать более таким точным способ ведения духовных бесед с прихожанами. Ему кажется, что в детской, семейной и во взрослой психотерапии он найдет какие-то инструменты, которые сможет встроить в свое священническое служение, в душепопечение.

– Вообще-то пастырское душепопечение и психотерапия – это не одно и тоже.

– Психология – это палка о двух концах, потому что психология может иногда мнить себя такой самодостаточной, помогающей как бы от самой себя. А душепопечение церковное все-таки строит так эту работу помощи, чтобы призывать Господа участвовать, соучаствовать в этом, в преодолении беды, кризиса, в семейных неурядицах и т.д. Вот, мне кажется, кардинальное отличие.

На занятиях проф. Ф.Е. Василюка в Сретенской семинарии

– Расскажите, пожалуйста, о Вашем курсе психотерапии, который Вы читали семинаристам.

– Он занимает в целом, на базе высшего психологического образования, три года – подготовка по «Понимающей психотерапии». Мы исходим из того, что в психотерапии мы встречам человека, находящегося в кризисе, в какой-то безысходной ситуации, в ситуации невозможности, когда он ничего не может сделать со своей бедой, утратой, каким-то предательством. Сделать уже ничего нельзя, сбылось… Беда какая-то случилась, но жить надо. И что ему остается? Ему остается – пережить эту ситуацию. Пережить – значит, совершить такую душевную работу, которая переосмыслит какие-то ценности, свои установки, отношение к жизни. Вот эта работа переживания и является в «Понимающей психотерапии» главной, поэтому дело психотерапевта состоит тогда не в том, чтобы проанализировать и дать советы, рекомендации и т.д., а чтобы соучаствовать в этой работе переживания. И то, что делает психотерапевт, мы называем термином “сопереживание”. Это не только эмоциональный отклик, но и интеллектуальное соучастие, это и включение в анализ его ситуации. Сопереживание – это все то, что делает терапевт для помощи человеку в его переживании. Вот главный смысл, а метод, которым это делает человек, – это метод понимания. С семинаристами мы осваивали базовые приемы понимания другого человека. Оказывается, это не самая простая вещь; может быть, даже самая сложная – понимание. Вот чему был посвящен курс – такому алфавиту приемов понимания другого человека, находящегося в беде.

Проф. Ф.Е. Василюк ведет занятия в Сретенской семинарии

– И чего в итоге удалось достичь за такой короткий курс?

– Ну, я думаю, эту азбуку семинаристы усвоили. Может быть Вы помните – а я помню – ту радость, когда вдруг впервые на улице из букв, которые ты уже знаешь, складывается слово. Были просто буквы, а теперь – слово! «Хлеб», читаешь, «Молоко». Это большая радость. Мне кажется, семинаристы не только эти буквы освоили, но и научились «Хлеб» и «Молоко» читать. Они встали на первую ступеньку такой профессиональной психологической помощи.

На занятиях проф. Ф.Е. Василюка в Сретенской семинарии

– На сколько успешно семинаристы этого достигли, не имея психологического образования?

– Здесь были свои трудности, но семинаристы их блестяще преодолели. Конечно, целый ряд понятий требует какой-то подготовки, чтения книг. Но, тем не менее, отсутствие этих знаний в данном случае можно было компенсировать за счет двух, мне кажется, вещей. Во-первых, за счет логики. Все-таки курс читался семинаристам-выпускникам, это были ребята с очень хорошо поставленным мышлением. Это важно – уметь хорошо думать. У них организованный такой ум. А второе: семинаристы достаточно чуткие эмоционально. Вот, собственно, наличие ума и сердца и позволило преодолеть дефицит образования в области психологии. Поэтому, я доволен результатом.

На занятиях проф. Ф.Е. Василюка в Сретенской семинарии

– Федор Ефимович, чем в Вашем восприятии отличаются семинаристы от студентов-психологов светских университетов?

– Конечно, в университетах не начинается лекция с «Царю небесный…» Но это внешнее, казалось бы, отличие накладывает свой отпечаток и на внутреннее пространство общения. Студенты обычных университетов кажутся более открытыми; студенты семинарии в начале – такими более замкнутыми, как будто бы у них мундирчики застегнуты на все пуговицы. Студенты обычных университетов более эмоционально оживлены, а студенты семинарии… чувствуется, что в них много чувств, эмоций, жизни такой эмоциональной, но она, как будто бы так как в атомном реакторе кипит, такая сдерживаемая. Воды может быть много и у студентов светских заведений, и у студентов семинарии, но там вода расплескана повсюду, а тут она в колодец собрана и ощущение большей глубины.

Проф. Ф.Е. Василюк и прот. Вадим Леонов в Сретенской семинарии

– А что на Вас произвело наиболее, может быть, яркое впечатление?

– Для меня оказалось некоторой неожиданностью то, как в самом начале курса многие семинаристы, которым нужно было откликнуться на какую-то жалобу условного пациента, вдруг начинали говорить маленькую проповедь, наставления, объяснения, почему из-за греховности так с людьми случается. В этом был иногда такой избыток, на мой вкус, назидательности… Но это довольно быстро прошло. Меня поразило, как семинаристы быстро прошли за несколько занятий этот путь к разрешению себе более открытого, свободного, живого общения в такой ситуации, которая будет у них встречаться каждый день, когда нужно будет кого-то поддержать.

Вручение семинаристам сертификатов курса проф. Ф.Е. Василюка

– Во время перерывов и после занятий, я знаю, семинаристы задавали Вам вопросы, подходили к Вам. Что они спрашивали?

Проф. Ф.Е. Василюк и Д.В. Дементьев в Сретенской семинарии

– Вопросы были разные самые. Один из семинаристов – как раз это случай, когда такая дисциплина, не достигает каких-то нечеловеческих пределов, и они остаются просто людьми, просто мальчишками молодыми, и слава Богу! – так вот, один из семинаристов на лекции задал вопрос, а потом, пока мы обсуждали другие вопросы, заснул. И когда я подошел к ответу на его вопрос, я попросил семинаристов, сидевших рядом, чтобы они его разбудили. Они его разбудили. Он, бедный, очнулся, и я сказал: «Я теперь отвечаю на Ваш вопрос, на минутку подержите себя в бодрственном состоянии». Ответил и говорю: «Ну, а теперь можете дальше продолжать спать». Человек устал, видимо. Но тут он подошел с вопросом очень личным. У него есть какой-то дефект, своя особенность речевая, которую он хочет исправить как будущий священник, потому что он понимает, что ему надо проповедовать. И он попросил, чтобы я ему посоветовал коллегу, психолога, который бы помог ему с этими речевыми особенностями побороться, справиться. То есть это были такого рода очень личные иногда вопросы, направленные на помощь. Были и такие: от куда пошла психотерапия и зачем она нужна? не претендует ли она на то, чтобы заместить Церковь? и подобные. Такие острые, важные, живые вопросы. Так что спасибо большое за возможность провести этот курс.

– Вам спасибо.

С профессором-психотерапевтом Федором Ефимовичем Василюком беседовал
Дмитрий Дементьев

21 октября 2014 г.

Читать далее

В Москве состоялась международная конференция “Религиозность и клиническая психиатрия”

В МОСКВЕ СОСТОЯЛАСЬ МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ “РЕЛИГИОЗНОСТЬ И КЛИНИЧЕСКАЯ ПСИХИАТРИЯ”

С 20 по 21 апреля 2017 года в научном центре психического здоровья проходила первая Московская международная конференция на тему «Религиозность и клиническая психиатрия». На ней выступили российские и зарубежные врачи-психиатры, исследующие в своей практике такие темы как психопатологические особенности состояний с религиозной фабулой, особенности их течения, лечения и реабилитации больных, влияние религиозности на отношение больного к заболеванию, роль врача–психиатра в понимании религиозности больного и помощь пациенту с религиозным мировоззрением, страдающему психической патологией.

На Московской международной конференции «Религиозность и клиническая психиатрия»

Уважая религиозные убеждения своих пациентов, и не редко сами являясь верующими людьми, авторы исследований делились опытом диагностики психиатрических заболеваний и исследований, оценивали вклад русских психиатров в мировую медицину, размышляли о связи психического здоровья и религиозности.
Так, говоря о роли религии в преодолении депрессии, профессор Даремского Университета- Саймон Дейн (Великобритания) отметил, что среди религиозных людей в Великобритании процент страдающих от депрессии существенно ниже, чем среди неверующих. «Религия выполняет защитную функцию, и противостоит развитию или нарастанию депрессии. Но если депрессия у вас уже есть, верующий человек избавится от нее гораздо быстрее, чем другие, – поделился он своими наблюдениями. – Кроме того, если вы читаете Библию и молитесь, это улучшает прогноз течения депрессии». Актуальность этим наблюдениям придает тот факт, что согласно данным Всемирной организации здравоохранения, к 2020 году депрессия выйдет на второе место среди причин инвалидности и смертности людей во всем мире.
С Саймоном Дейном согласился и профессор МНИИП Юрий Полищук, представивший доклад “Религиозная стратегия совладания с патологическими реакциями горя в позднем возрасте”. В частности , он отметил, что «обращение пациентов к религии, религиозному мировоззрению способствует совладанию с тяжёлыми болезненными переживаниями горя и смягчению (редукции) депрессивной симптоматики». Результаты проведенного им исследования показали, что религиозный способ совладания с ПРГ (патологические реакции горя – особые психогенные депрессии, возникающие в ответ на безвозвратную утрату близкого человека) выявлен у 23-х из 42-х обследованных (это были женщины от 60 лет и старше), которым преодолеть депрессию помогло участие в церковных Таинствах и службах, молебнах, беседах со священником, чтение Библии и религиозной литературы.
В этой связи интересен и такой вывод врача-психиатра, к.м.н. доцената кафедры психиатрии Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н.И. Пирогова Бориса Воскресенского: «Решение психотерапевтически-психопрофилактических задач наиболее эффективно может осуществляться при содружественной деятельности священнослужителя и врача. Ни один из них не может заменить другого».

В.Г. Каледа и Г.И. Копейко в президиуме конференции

Несколько докладов было посвящено исследованиям больных, страдающих тяжелыми психическим расстройствами. Так, исследуя социальные и клинические аспекты религиозно-архаического бредового комплекса (РАБК), профессор СЗГМУ имени И.И. Мечникова (С.Петербург) Владимир Пашковский систематизировал его разновидности, придя к выводам, что РАБК делится на два вида: религиозный (мистический бред, мессианский бред, бред религиозного реформаторства, бред греховности ) и архаический (бред колдовста колдовства и одержимости). В частности, бред греховности (11,3% пациентов) характеризовался болезненными идеями вины и греха перед Богом и проявлялся в вариантах:депрессивно-параноидном,меланхолико-парафренный,депрессивно-деперсонализационный,тревожно-депрессивном и депрессивно-ипохондрическим. Было обследовано 300 больных РАБК и лечившихся в 1998–2008 годах, которые распределились по социально-демографическим параметрам так: 26% и 74% – мужчины и женщины соответственно, образование – 52 %, 31% и 17% (среднее, высшее, прочее), 64% и 34% (работают и не работают), возраст- 51% (20-40 лет), 42% (41-60 лет) и 7% (свыше 60 лет).
«Проведенное исследование показало, что видоизменение религиозного компонента в пораженной психозом психике идет от нормального религиозного опыта к его хаотичному преобразованию, проявляющегося на перцептивном, мыслительном и поведенческом уровнях с включением наряду с традиционными – обычно не сочетаемых и разнородных как мистических, так и оккультных представлений»,- подытожил ученый свой доклад.

Обсуждение докладов

В этом контексе уместно вспомнить слова русского психиатра Сергея Сергеевича Корсакова (1854-1900): «Религия сама по себе не имеет влияния на душевные заболевания, но религиозный фанатизм и суеверия служат нередко причинами душевных болезней». Об этом напомнил участникам конференции в своем историческом обзоре д.м.н., заместитель директора по развитию и инновационной деятельности, главный научный сотрудник Отдела по изучению эндогенных психических расстройств и аффективных состояний ФГБНУ НЦПЗ Василий Каледа. Он также рассказал, что первые «лечебницы» для психически больных в России появились к концу XI века в Киево-Печерском монастыре. Больными занимался киево-печерский монах по имени Агапит-Врач. «В “Изборнике Святослава” (1073) вся патология человека дробится на два больших раздела – “недуги плотьныя” (соматические), и недуги душевныя”. Причину последних видели во “врежении мозга” – этого “перьваго и началного” органа (уда), “без которого ничьтоже есть в человеце”, а больной становится как бы “мертвецем непогребенным”. В “Изборнике Святослава”, описывается клинический метод исследования больного – необходимость расспроса и наблюдения за больным – врач должен был вызывать больного на разговор с собой и “назирати” в это время его поведение, позу, “ступание ног, смеяние зуб” (походку и улыбку). Больной в состоянии возбуждения назывался “буя”. Слово “кручина” означало меланхолию, депрессию»,- отметил докладчик.

Григорий Копейко – заместитель директора ФГБНУ НЦПЗ по научной работе выступает с докладом

До Петра I, «одержимые бесом и лишеные разума» размещались по монастырям «дабы не быть помехой для здоровых», и чтобы «получать вразумление или приведения в истину». Император запретил посылать «сумасбродных» в монастыри и возложил на Главный магистрат обязанность устройства их в госпиталь. Василий Глебович Каледа привел имена таких выдающих русских психиатров как автор первого учебника по психиатрии на русском языке (1834) Петра Александровича Бутковского, Петра Ивановича Ковалевского, Павла Борисовича Ганушкна и более подробно остановился на биографии автора «Пастырской психиатрии» и основоположника (совместно с Т.А.Гейером) социальной психиатрии Дмитрия Евгеньевича Мелихова, который дважды попадал в тюрьму по политическим обвинениям (1923 и 1933 гг., обвинение “член контрреволюционной организации христианской молодежи, участник нелегальных собраний, антисоветская агитация” Статья ст.58–10,58–11 УК РСФСР ).
С докладами на конференции также выступили профессор Питер Ферхаген, Центр охраны психического здоровья (Нидерланды):«Психотерапия и духовная жизнь», к.м.н., заместитель директора ФГБНУ НЦПЗ по научной работе Григорий Копейко: «Особенности психопатологии и феноменология бреда одержимости при шизофрении» и другие.

Журнал Московской Патриархии
Алексей Реутский

Читать далее

«Диалоги о христианской психологии» – новое направление психологического центра «Единство»

«ДИАЛОГИ О ХРИСТИАНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ» НОВОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЦЕНТРА «ЕДИНСТВО»

30 января 2017 года в психологическом центре «Единство» начало свою работу новое направление – «Диалоги о христианской психологии». 

Зоя Ускова – куратор направления “Диалоги по христианской психологии”

Главной целью деятельности направления является анализ сочетаемости христианства и психологии и исследование трудностей, возникающих на путях их соединения.

Куратор направления – Зоя Ускова, психолог, выпускница Института христианской психологии.

Участники встречи – в основном психологи и психотерапевты, желающие узнать о соотношении психологии и религии, а также христианские психологи.

Исходя из этого первая встреча носила дискуссионный характер: обсуждались вопросы, касающиеся определения христианской психологии и специфики работы христианского психотерапевта.

Первая беседа являлась вводной к планируемым для изучения темам. Дальнейшие встречи будут проходить в форме семинаров, лекций, медленного чтения и просмотров видео с последующим их обсуждением. Возможна организация встреч с различными специалистами по рассматриваемым темам.

«Диалоги о христианской психологии» планируется проводить регулярно, один раз в месяц.

Даты и темы следующих встреч будут анонсированы на сайте Ассоциации профессиональных психологов и психотерапевтов: www.a-psy.ru.

На “Диалогах по христианской психологии”


Примерные темы встреч: 

У нас будет возможность рассмотреть философские проблемы с двух сторон – религии и психологии – с использованием текстов богословов и психологов.

I. Отцы Церкви в полемике с психологами

  • Зигмунд Фрейд / Евагрий Понтийский – о бессознательном;
  • Ролло Мэй / Рене Жирар – о насилии и силе;
  • Карл Роджерс / Антоний Сурожский – о браке;
  • Эрих Фромм / Аврелий Августин – о рае, грехопадении и свободе выбора;
  • Якоб Леви Морено / апостол Павел – об обществе и т.п.

II. Психология до психологии… 

  • Обсуждение тем, касающихся влияния христианства на отношение к свободе, воле, выбору, чувствам и их влияние на становление психологии; а также влияние современной психологии на восприятие этих понятий сегодня.

III. Теории личности в христианстве и других направлениях психологии

  • христианство и психоанализ;
  • христианство и психодрама;
  • христианство и гештальт;
  • христианство и экзистенциальная психология и т.д.

    Динара Гильфатинова – руководитель психологического центра “Единство”
    и Зоя Ускова – куратор направления “Диалоги по христианской психологии”

    Дмитрий Дементьев

Читать далее
Do NOT follow this link or you will be banned from the site!