Экзистенциальная психотерапия как выбор способа бытия с человеком. Семинар Р. Кочюнаса “Терапевт в терапевтических отношениях: экзистенциальный взгляд”

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ КАК ВЫБОР СПОСОБА БЫТИЯ С ЧЕЛОВЕКОМ

СЕМИНАР Р. КОЧЮНАСА «ТЕРАПЕВТ В ТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЯХ: ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ ВЗГЛЯД»

 С 1 по 4 февраля 2018 года в Московском институте психоанализа состоялся семинар профессора Римантаса Кочюнаса «Терапевт в терапевтических отношениях: экзистенциальный взгляд».

Профессор Римантас Кочюнас с участниками семинара

Ведущий семинара – профессор Римантас Кочюнас, доктор психологии, психотерапевт, профессор Вильнюсского университета, директор и один из основателей Института гуманистической и экзистенциальной психологии
(Вильнюс – Бирштонас, Литва), генеральный секретарь Восточно-Европейской Ассоциации экзистенциальной терапии (ВЕАЭТ).

Семинар был посвящен ключевому вопросу экзистенциальной терапии – психотерапевтическим отношениям и занимаемой в них позиции терапевта.

В ходе семинара перед его участниками был поставлен ряд вопросов: что мы делаем в психотерапии, будучи в позиции терапевта? Каким образом мы, как терапевты, находимся в процессе психотерапии? Что мы имеем в виду, когда говорим, что занимаемся психотерапией?

Как отметил ведущий, многим психотерапевтам кажется, что чувствовать себя настоящим специалистом и быть профессионалом – это надо точно знать, как поступать в различных случаях, при различных расстройствах, проблемах. И нередко приходится слышать: «Я много чего знаю, но я не знаю, что делать в конкретных случаях».

И для обретения чувства достаточной уверенности в работе, своей компетентности психотерапевты начинают охотиться за разными инструментами, разными способами работы, чтобы обеспечить себе это чувство уверенности бытия терапевтом. То есть мировоззренческое основание им не кажется достаточным, и хочется чего-то более осязаемого в виде каких-то инструментов.

Когда в психотерапии речь заходит об инструментах, о видах и способах делания, то, по сути, речь идет об определенной модели терапии, чрезвычайно распространенной – о медицинской модели психотерапии, то есть тесно связанной с медикаментозным лечением. И когда мы эту модель с медицины переносим на психотерапию, то помощь нередко превращается, по аналогии, в назначение «таблеток», особых «психотерапевтических таблеток» в виде каких-то приемов или каких-то техник.

«Может быть это не плохо, и в некоторых случаях, мне кажется, “психотерапевтическая таблеткаˮ хорошо работает. И техники хорошо работают. Я не против техник, – сказал ведущий, – но с точки зрения экзистенциальной терапии такой инструментальный подход делает терапевта ответственным за результат психотерапии, тем самым искажая соотношение ответственностей с обеих сторон».

В таком подходе клиент ожидает, что терапевт берет на себя ответственность за то, чтобы ему стало лучше, а терапевт принимает эту ответственность. При этом терапевт заботится о том, чтобы человеку стало лучше, а сам пришедший за помощью особо об этом не беспокоится. То есть клиент адресует ответственность психотерапевту, от которого он ожидает компетентности, экспертности, знания и тому подобное.

Профессор Римантас Кочюнас

Такое отношение экзистенциальный подход в принципе не принимает. В теории экзистенциализма считается, что каждый человек является хозяином своей жизни, даже если он находится в состоянии, когда ему кажется, что в настоящее время он таковым быть не может. Однако в реальности таковым он не перестает быть никогда, так как это его жизнь. Исходя из этого, экзистенциальная терапия постулирует распределение ответственности в ходе общения между клиентом и терапевтом.

Кроме того, терапевт не может решить проблему клиента, хотя бы уже по тому, что никогда не будет знать о нем, о его жизни столько, сколько об этом знает сам клиент (при этом клиент в процессе терапии сам выбирает, что рассказать терапевту). Поэтому мы ограничены в познании человека и следует вообще закрыть глаза перед ответственностью объяснять человеку, что ему надо делать, а чего не надо. Совершенно безответственно со стороны терапевта давать готовые советы, хотя клиенту может и понравиться, и стать легче от того, что кто-то другой взял на себя ответственность за его жизнь, и если у клиента что-то не получится или получится совсем не то, ему будет кому предъявить претензии.

Такая модель возможна, когда речь идет о психологическом консультировании, о конкретных вопросах, с которыми приходит клиент, и мы можем совместными усилиями найти на них конкретные ответы, на которые много времени не требуется.

Но когда мы говорим о более серьезных изменениях жизни, проблемах, за которыми стоит долгая история, требующая углубления в нее, картина резко меняется. Здесь наша экспертность и наше знание становятся более чем скромными. Поэтому экзистенциальная терапия отрицает такую модель взаимоотношений с клиентом, – модель делания, и выбирает более сложный путь: сложный не в самом процессе психотерапии, а сложный по отношению к нашим привычным установкам: давать советы и быть деятельными.

Модель, в которой клиент приходит к терапевту снять проблемность какого-то вопроса, а терапевт пытается этим заняться, по словам Р. Кочюнаса, в принципе неверна, потому что в этом случае терапия ориентирована на проблемы клиента и их разрешение. Вопрос уже ставится о том, как работать с этой проблемой, а не с человеком. Здесь нет человека, но остается только его проблема. Однако любая проблема живет в человеке, и в каждом человеке она живет по-своему.

«Экзистенциальную терапию мало интересуют вопросы: “Как работать с проблемой? Как работать с клиентом с позиции решения его проблем?ˮ. Она ставит вопрос: “Как быть терапевтом для этого клиента, который пришел ко мне?ˮ. То есть речь идет не о работе, не о делании, а о выборе способа БЫТИЯ с этим человеком. Экзистенциальный подход всегда имеет императивом выбор такого выстраивания отношений с человеком, которые привели бы к улучшению его состояния. И это отношения доверия, когда клиент имеет основания верить тому, что происходит в пространстве между ним и терапевтом, и в этом наша компетентность не особенно нужна. Если клиент сам находит в терапии ответы на свои жизненные вопросы, то здесь нам не надо быть такими уж всезнающими, с перегруженными карманами различных инструментов». Цель терапии – чтобы терапевтические отношения стали целебными и имели терапевтический потенциал в решении жизненных проблем. В противном случае клиент не получит собственного опыта, который можно использовать и распространять на другие жизненные ситуации, но только как подарок, результат опыта психотерапевта.

На семинаре профессора Римантаса Кочюнаса

Получается, что главным психотерапевтическим фактором являются не техники и способы работы с проблемами, а отношения между терапевтом и клиентом, способ бытия в этих отношениях. По словам ведущего, казалось бы, клиенты ценят эти инструменты, но это только с первого взгляда и только в начале работы. В последствии они забывают про инструменты, если мы умеем строить отношения, и для них становится важным возможность говорить или молчать в присутствии терапевта: присутствие другого, каким бы он ни был – это является определяющим в психотерапии. Поэтому важным становится не то, о чем говорить, а важно качество присутствия.

«Таким образом, в экзистенциальной психотерапии усилия терапевта направлены (и это звучит ужасно) не на разрешение проблемы, а на создание атмосферы, в которой клиент мог быть открытым; довериться на столько сильно, чтобы рассказать терапевту о вещах, о которых он никогда и никому до этого не говорил, даже самым близким людям; чтобы соприкосновение с собственным опытом в присутствии терапевта создало объединяющий опыт – опыт позитивных изменений».

По словам Р. Кочюнаса, терапевт в экзистенциальной терапии – это, по сути, ассистент клиента, его помощник, а не тот, по инициативе которого пациенту приходит помощь, не тот, который, когда что-то случилось, всегда может помочь. Здесь важно не применение техник, а «стояние рядом с другим» (Э. Спинелли); не намерение лечить, учить, воспитывать, менять или разрешать какие-то проблемы, а создавать такие отношения, которые бы приносили изменения, ради которых клиент к нам и пришел.

Вместе с этим терапевт в отношениях с клиентом выступает активным участником этого совместного процесса. Он может и сомневаться, и не соглашаться, и даже спорить с клиентом. В этом нет намерения навязать ему свое намерение, свое видение, в этом – приглашение к разговору, к прояснению обстоятельств. И этот диалог также может создавать и напряжение, и раздражение. Здесь очень важно, чтобы оба участвовали в диалоге и влияли на его направление, чтобы не клиент вел терапевта, но чтобы оба участника всякий раз определяли, в какую сторону им идти. Здесь нет клиента, который решает, и терапевта, который решает. Есть постоянное обсуждение маршрута и процесса, как и куда им двигаться. Поэтому в терапии возможны и конфронтация, и сомнения, и несогласие, то есть такая ассистирующая роль терапевта делает его вполне активным и не имеет ничего общего с пассивностью.

 

Кроме лекционной части, семинар включал в себя работу малыми группами, в ходе которых выполнялись практические упражнения. Р. Качюнас также провел несколько психотерапевтических сессий, на их примере была продемонстрирована работа экзистенциальной терапии; профессор давал ответы на вопросы участников семинара.

Спасибо автору семинара – профессору Римантасу Кочюнасу, организатору – психотерапевту Тамаре Сикорской и всем участникам за совместную работу!

Дмитрий Дементьев

Читать далее

«Мания – это болезнь, когда человек чувствует себя хорошо даже тогда, когда ему плохо» (доктор А.Е. Алексейчик)

«Мания – это болезнь, когда человек чувствует себя хорошо даже тогда, когда ему плохо» (доктор А.Е. Алексейчик)

20–22 октября 2017 года в Москве состоялся четвертый семинар из цикла «Психотерапия жизнь­ю» доктора А.Е. Алексейчика. Тема данного семинара – «Мания: психология, психопатология, лечение больного и психотерапевта».

Руководитель семинара доктор А.Е. Алексейчик, зав. Отделением Вильнюсского Центра психического здоровья и его сотрудники: Донатас Будрикас и Таруте Пилкаускиене

Руководитель семинара А.Е. Алексейчик, врач-психиатр, психотерапевт, заведующий Отделением пограничных расстройств Вильнюсского Центра психического здоровья, один из основателей Восточно-европейской школы практического экзистенциализма. Доктору А.Е. Алексейчику ассистировали его сотрудники: Донатас Будрикас – психолог, ведущий психотерапевтических групп и Таруте Пилкаускиене – старшая сестра Отделения.

Семинар состоял из двух частей: 1) теоретической и 2) практической работы в психотерапевтической группе.

В первой части семинара ведущие делились собственным опытом работы с маниакальными пациентами и обсуждали причины возникновения мании, ее виды и способы лечения.

Руководитель семинара доктор А.Е. Алексейчик, врач-психиатр, психотерапевт

Говоря о трудности выявления мании, доктор А.Е. Алексейчик отметил, что здесь существует проблема диагностики и лечения, – она до конца не понимается ни больными, ни врачами. «Мания – это странная болезнь, когда человек чувствует себя хорошо даже тогда, когда ему плохо. И зачем ему тогда обращаться к психиатру, зачем ему лечиться и что ему лечить?»

На семинаре говорилось, что как в классической депрессии есть триада – подавленное настроение, замедленное мышление и подавленная активность, – так и в мании есть характерные для нее повышенное настроение, повышенная самооценка, ускоренные мышление и речь, повышенная двигательная активность, когда человек не может усидеть на месте, удержаться от того, чтобы что-то не спросить и не сказать.

Существует большое разнообразие видов мании и их определений. Есть мания веселая, вялая, раздражительная, спутанная, тревожная, гневливая, непродуктивная… И каждый вид мании нуждается в своем особом подходе, как в диагностическом, так и в терапевтическом.

Донатас Будрикас, психолог, ведущий психотерапевтических групп Отделения Вильнюсского центра психического здоровья

А.Е. Алексейчик привел несколько афористических упрощений мании, наиболее важные из которых: «мания – это неограниченное опытом чувство детской божественности», а также «мания –  это взламывание границ», т.е. человек взламывает границы обыденности. Такому состоянию мании соответствует высказывание «человек вышел из себя». При этом, как часто бывает, человек не возвращается на круги своя – он теряется в мире и в своей активности. Поэтому, как добавил Донатас Будрикас, «маниакальному человеку обязательно нужен якорь, на котором бы он держался: больной может сумасшествовать, но важно, чтобы был этот якорь, и нужно помочь пациенту его найти».

По словам А.Е. Алексейчика, суть мании – это отказ от взрослости, отказ от полноты. «Можно сказать, что мания – это повышенное переживание своей детской гениальности. А пора быть взрослым. И пора не быть гениальным. Можно сказать, что мания – это неспособность к по-длинности. Если вслушаться в это слово, то только по длине переживния определяется настоящее. Если настоящее мы воспринимаем только как «здесь и сейчас», то оно – только что было здесь и сейчас и уже попало в прошлое; а будущее еще не наступило. Настоящее потому и живо, что оно имеет свое большое прошлое и в связи с этим оно имеет также и свое большое будущее; оно включает в себя и то и другое. И если мы связываем человеческую жизнь с его прошлым и будущим, тогда оно становится настоящим».

На семинаре доктора А.Е. Алексейчика

Говоря о способах лечения мании, ведущий отметил, что суть мании состоит в том, что человек идеализирует, погружается не в настоящее, не в подлинное свое время, не в собственное время его истории, а в то время, которое ему якобы навязано, случилось ему. И психотерапевт должен вернуть человека к его подлинной реальности. «В мании мы должны, по возможности, больного очело-вечивать, заниматься целостностью, вечностью».

При этом, как отметил психиатр, лечение должно быть достаточно практичным: психотерапия – это не просто разговоры, хотя, конечно, и они лечат. Но по-настоящему целебными являются отношения между людьми. «Хотя у нас в отделении мы и не отказываемся от лекарств, но, с другой стороны, заглушить таблетками больного, чтобы он не пережил то, что ему надо пережить, было бы неправильно. Как сказал Христос: сила Моя в немощи совершается, и надо дать возможность больному побыть в этой немощи, позволить пережить это состояние в других областях деятельности. Это немощь, которая помогает больному быть более чувствующим, чующим, более ощущающим, более эмоциональным, душевным и духовным. Без этого никакого эффекта не будет».

Таруте Пилкаускиене, старшая сестра Отделения Вильнюсского центра психического здоровья

В данном контексте высказалась и сестра Отделения Таруте Пилкаускиене, отметив, что в мании лечение контактом, отношениями между близкими людьми очень важны, и поэтому отношения между пациентом и сестрами Отделения имеют очень большое значение – сестре важно не потерять с больным контакта. «Для меня мания – это мания ошибок. Люди совершают много ошибок, находясь в мании: и финансовых, и в отношениях… Необходимо найти контакт с ними. Лекарства, конечно, очень важны, но нужны и семья, и персонал, чтобы быть в курсе, чем живет пациент».

Важным ресурсом в работе с больными, по мнению доктора А.Е. Алексейчика, является религиозная составляющая терапии. Пациент и терапевт обращаются к миру Божьему, где есть Пресвятая Троица: Бог-Отец, Бог-Сын и Бог-Дух Святой, где есть Божия Матерь и сонм святых, здесь можно работать в понятиях «Дух, душа и тело» и ориентироваться на религиозные образы, воплощая их в отношениях.

Так, А.Е. Алексейчик привел в пример слова молитвы «Отче наш»: Хлеб наш насущный даждь нам днесь. Доктор обратил внимание на то, что здесь говорится конкретно о сегодняшнем дне, а не о дне завтрашнем, и не о всей оставшейся жизни. Таким образом, в целях сохранения своего психического здоровья доктор предостерег участников семинара от чрезмерно грандиозных планов на будущее ни с материальной, ни с духовной стороны.

На семинаре доктора А.Е. Алексейчика

С доктором А.Е. Алексейчиком

Дмитрий Дементьев

Читать далее

Посетил второй семинар в институте гуманистической и экзистенциальной психологии

ПОСЕТИЛ ВТОРОЙ СЕМИНАР В ИНСТИТУТЕ ГУМАНИСТИЧЕСКОЙ И ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

С 16 по 28 мая в Бирштонасе (Вильнюс, Литва) принял участие во втором семинаре обучения по программе «Экзистенциальная терапия» в Институте гуманистической и экзистенциальной психологии (HEPI).

Участники третьего семинара Института гуманистической и экзистенциальной психологи (HEPI)

Темы семинара:

  1. Консультирование психологических кризисов (16 ч.).
  2. Теории экзистенциальной терапии: Л. Бинсвангер (4 ч.), М. Босс (6 ч.), современный Дазайн-анализ (2 ч.).
  3. Теории экзистенциальной терапии: В. Франкл (6 ч.), А. Лэнгле (4 ч.).
  4. Представление логоанализа (2 ч.).
  5. Введение в феноменологию (8 ч.).
  6. Введение в теорию супервизий (4 ч.).

Кристина Она Полукордене, доктор психологии, психотерапевт

Лекции на тему «Преодоление психологических кризисов» прочла Кристина Она Полукордене, доктор психологии, психотерапевт, основоположник кризисного консультирования в Литве. В процессе занятий обучающиеся рассматривали способы преодоления кризисов и в групповой работе над анализом личного опыта приобретали практические навыки кризисного консультирования.

В контексте рассказа о работе кризисных центров лектор отметила, что данная психотерапевтическая помощь в настоящее время особенно актуальна, когда современный человек живет в ускоренном темпе, в огромном потоке информации, быстрых переменах и повышенной тревожности. «У человека нет времени остановиться и осмыслить какой-либо кризис, пережить тяжелые чувства; ему все время надо бежать, что-то постоянно делать, делать. Мессианский аспект психотерапии – помочь человеку остановиться и преодолеть кризисное событие», – сказала Кристина Полукордене.

Лекции на тему «Введение в феноменологию» читал доктор философии, профессор Далюс Йонкус. По определению профессора, феноменология – это наука об изучении феноменов, явлениях, описанных со стороны через призму переживаний, в которых они могут быть зафиксированы. Иными словами – описание любых фактов, которые нам явлены в переживаниях сознания. В науке о феноменах мы имеем дело с миром, состоящим не из казуальных взаимосвязей и фактов, независимых от человеческого сознания, а описываем опыт мира, не отделимый от жизненного опыта. При этом опыт является не частью мира, а мир нам раскрывается через призму опыта. Постоянная рефлексия, возвращение к опыту – является основным в феноменологии и объединяет разные ее варианты.

Далюс Йонкус, доктор философии, профессор

Как сказал профессор, феноменология пытается реабилитировать сознание, но при этом показывает, что сознание не является субъективистским, но трансцедентальной взаимосвязью в опыте человеческого сознания в структуре своего мира, так как мир дан нам в опыте, он нам является. «Суть феноменологии – это понять или поймать феномены в их сущностном проявлении. Мы должны не просто наблюдать феномены, но исходить из того, как они переживаются в своей данности. Они открывают нам сущностное понимание того, что в них присутствует», – отметил Далюс Йонкус.

По словам лектора, феноменология постулирует укоренение наук в мире и показывает, что не существует объективных факторов, на основе которых возникает множество различных точек зрения, они – субъективны. Все науки основаны на некоторых гипотезах и на определенных моделях, которые сами по себе, с точки зрения самих наук, не могут быть исследованы. При этом факты не просто берутся как объективные, но выборочно строятся на основе человеческой интуиции. Таким образом феноменология противостоит объективистской точке зрения, в которой человеческое присутствие вообще является помехой, как нечто субъективное.

Профессор Далюс Йонкус, говоря о сложности феноменологической философии, указал на то, что это не просто философская теория, но философская практика. Это практика работы сознания, которая присутствует и в книгах, но их нужно уметь читать, основываясь на личностном опыте и собственной интуиции. «Мы должны совершенствовать и развивать практические навыки понимания через самопознание и познание мира явлений. Философские теории являются инструментами этого понимания. И если мы застреваем на самих теориях и не пониманием, на какой опыт они указывают, то мы не понимаем и самих теорий», – заключил профессор.

Роберт Петронис, психолог, психотерапевт, директор Центра экзистенциальной терапии

Занятие по теме «Теории экзистенциальной терапии» вел Роберт Петронис, психолог, психотерапевт, директор Центра экзистенциальной терапии. Он отметил, что в настоящее время существуют различные точки зрения на определение этого подхода: экзистенциальная психотерапия или экзистенциальная терапия? «Нюанс, но дело в том, что термин «экзистенциальная психотерапия» до конца не отражает того, чем она занимается. В психотерапии есть намек на психику – терапия психики. Но экзистенциальный подход – это другое. Рассмотрение жизни клиента, рассмотрение его бытия – все это включается в процесс экзистенциальной психотерапии, и это – уже иной ракурс работы».

Лекции на тему «Логотерапия Виктора Франкла» прочел Гедрюс Маркевичус, доктор психологии, психотерапевт. Как отметил лектор, логотерапия не является новым отдельным методом, но она может выступать как дополнение к любым видам психотерапии, которые в своей парадигме не акцентируют внимания на работе с духовными проблемами. Логотерапия может быть успешно использована при работе с ноогенными неврозами (например, с потерей смыслов или моральными, ценностными конфликтами), с некоторыми видами психогенных неврозов (например, с неврозами страха, навязчивости), а также с переживающими соматогенный невроз (например, умирающие онкологически больные). Врач в таком случае выступает в качестве душепопечителя, но не в контексте «спасения», чем занимается религия, а как помощника человеку осмыслить свою жизнь, и благодаря этому человеку становится легче переносить страдание.

Гедрюс Маркевичус, доктор психологии, психотерапевт

Обсуждая тему смысла жизни, Гедрюс Маркевичус говорил о том, что конечность жизни не делает ее бессмысленной, потому что человек все равно может реализовать свое призвание, свою миссию, и это приносит радость и ему, и его окружающим. В этом случае человек живет полноценной жизнью и в этом обретается смысл. «Не стоит откладывать дела, мы должны что-то реализовать, что-то успеть. Каждый день – это новый вызов, новая возможность, и завтра мы должны делать что-то лучше, чем сейчас. Это и есть осмысленная жизнь», – отметил психотерапевт.

Но и само умирание так же может иметь смысл. Как в произведении Л.Н. Толстого «Смерть Ивана Ильича», когда герой произведения, умирая, сумел в момент смерти пересмотреть свою жизнь и совершить такие ценностные открытия, которые не усмотрел на протяжении всей своей жизни, и они помогли ему духовно состояться как человеку.

Сравнивая экзитенциальный анализ Альфреда Лэнгле с подходом Виктора Франкла, лектор выявил их отличия. Для Франкла экзистенциальный анализ и логотерапия – одно и то же, а именно нахождение смысла. Для Лэнгле же экзистенциальный анализ – это особое понимание экзистенции, анализ как освобождение и рождение чего-то нового. Экзистенциальный анализ призван к открытию, или нахождению своей внутренней жизни, а логотерапия – к осмысленному ее проживанию. Лэнгле утверждает, что экзистенциальный анализ используется именно в психотерапии, а логотерапия применяется, главным образом, в консультировании и профилактической работе.

Занятия на тему «Введение в теорию супервизий» провел профессор Римантас Кочюнас, доктор психологии, психотерапевт, директор и один из основателей HEPI, профессор Вильнюсского университета, генеральный секретарь Восточно-Европейской Ассоциации экзистенциальной терапии (ВЕАЭТ).

Профессор Римантас Кочюнас, доктор психологии, психотерапевт, директор HEPI, генеральный секретарь Восточно-Европейской Ассоциации экзистенциальной терапии (ВЕАЭТ)

Профессор рассказал, что супервизии появились в рамках психоанализа в 30-х годах XX века, когда обсуждались практические вопросы аналитика и как они стали постоянной составляющей профессиональной подготовки психотерапевта, а именно, в настоящее время во всех без исключения психотерапевтических школах супервизия является одной из базовых дисциплин высокого профессионального уровня психотерапевта на ряду с получением теоретических знаний и прохождением личной терапии. «Начинать практиковать необходимо под присмотром более опытного специалиста – супервизора, которому психотерапевт может задавать свои профессиональные вопросы», – заключил Римантас Кочюнас. Причем, не только начинающие, но и опытные психотерапевты периодически проходят супервизию у своих коллег, также для расширения кругозора они могут супервизироваться в другой психотерапевтической школе.

Римвидас Будрис, психолог, заместитель директора Института гуманистической и экзистенциальной психологии

Директор HEPI отметил, что количество часов прохождения супервизий в Институте гуманистической и экзистенциальной психологии значительно превышает требования для получения психотерапевтического образования в аналогичных учебных заведениях Европы, что является преимуществом литовского института.

В завершающей части семинара была организована четырехдневная психотерапевтическая группа под названием «Мифологический опыт», ведущий – Римвидас Будрис – психолог, заместитель директора Института гуманистической и экзистенциальной психологии.

Тема группы: «Мифология разностей и противоположностей». Участники анализировали, как они воспринимают совершенно не похожий на их собственный иной мир людей, – с которыми им приходится встречаться в жизни.

В начале работы участники семинара обсуждали свое понимание мифа, чтобы получить его расширенный спектр объяснения. Ведущий группы – Римвидас, помогал, расширяя предложенные варианты. Каждому было дано задание проанализировать восприятие личных трудностей через призму мифов и в какой форме сообщения с миром они находятся в настоящий момент. В завершении участники, как «представители разных миров» (было предложено шесть типов мировоззренческих миров, в соответствии от собственного мифа), работали над выявлением этих трудностей и преодолением их в процессе психотерапевтической работы в группе.

Как сказал Римвидас Будрис: «Согласно идее философа А.Ф. Лосева, высказанной в его книге “Диалектика мифаˮ, чудо – это знамение вечной идеи личности, но личностью не рождаются, а становятся, затратив для этого много времени и приложив большие усилия, следуя различными путями, в том числе и через все разнообразие мифов».

На лекции в Институте гуманистической и экзистенциальной психологи (HEPI)

Коротко об экзистенциальной терапии

(по материалам сайта Института гуманистической и экзистенциальной психологии)

Цель экзистенциальной терапии – помочь человеку понять свою жизнь и свои способы ее проживать, постичь тайну парадоксов и дилемм, найти осмысленные пути создания будущего.

Для экзистенциальной терапии характерны два важнейших момента. Во-первых, понимание человека как бытия-в-мире или как непрерывного процесса жизни. Акцент делается на связанности человека с разными контекстами своей жизни (с миром). Психотерапия направлена не столько на изменение личности, но в большей мере на более глубокое и широкое понимание своей жизни.

Во-вторых, экзистенциальная терапия пытается понять жизнь человека через анализ его взаимодействия с универсальными экзистенциальными условиями («экзистенциальными данностями»), среди которых самыми важными являются «вброшенность» в мир; бытие-с-другими; конечность жизни; свобода, ее границы и ответственность за нее; тревога и напряжение; время как настоящее, включающее прошлое и будущее; смысл и бессмыслие.

Учебная программа «Экзистенциальная терапия» (HEPI)

Учебная программа «Экзистенциальная терапия» соответствует требованиям Европейского сертификата психотерапевта, апробирована Литовским психотерапевтическим обществом и кафедрой клинической и организационной психологии Вильнюсского университета. Программа подготовлена профессором Р. Кочюнасом.

Цель Базового курса – познакомить учащихся с теоретическими и практическими основами экзистенциальной терапии, развивать навыки консультирования и психотерапии. Kурс включает теоретические лекции, групповые и индивидуальные занятия практической психотерапевтической работы, анализ случаев консультационной/психотерапевтической работы.

После успешного завершения обучения выдается сертификат, свидетельствующий об ознакомлении с основами экзистенциальной психологии и психотерапии, о повышении психотерапевтической квалификации, а также дающий право продолжать обучение на Профессиональном уровне программы «Экзистенциальная терапия».

Базовый курс рассчитан на два года и составляет 586 аудиторных часов, Профессиональный – также два года и 680 аудиторных часов.

Программа базового курса:

1. Теории экзистенциальной психологии и терапии (Ludwig Binswanger, Medard Boss, Viktor Frankl, Alfried Längle, Rollo May, James Bugental, Ronald Laing, Emmy van Deurzen, Ernesto Spinelli) (60 ч.);
2. Основы психиатрии (32 ч.);
3. Экзистенциальная терапия: философские основы, теория, процесс (42 ч.);
4. Основы психотерапии (32 ч.);
5. Экзистенциальная философия (28 ч.);
6. Преодоление психологических кризисов (16 ч.);
7. Феноменологическая психология: метод терапевтического исследования и позиция терапевта (16 ч.);
8. Специфические случаи в консультировании и психотерапии (8 ч.);
9. Экзистенциальный анализ сновидений (12 ч.);
10. Введение в феноменологию (8 ч.);
11. Психология и религия (8 ч.);
12. Библиотерапия (8 ч.);
13. Дилеммы профессиональной этики (8 ч.);
14. Введение в теорию супервизий (4 ч.);
15. Групповой психотерапевтический опыт (96 ч.);
16. Cупервизия практического консультирования/психотерапии в группе (80 ч.);
17. Личная индивидуальная терапия (40 ч.);
18. Обсуждение заключительных теоретических работ (40 ч.);
19. Обсуждение заключительных практических работ (40 ч.);
20. Обсуждение индивидуальных супервизий (6 ч.);
21. Обсуждение личной терапии (2 ч.).

Дмитрий Дементьев

Читать далее

«Язык и речь в психотерапии»: семинар Ирины Глуховой

«ЯЗЫК И РЕЧЬ В ПСИХОТЕРАПИИ»: СЕМИНАР ИРИНЫ ГЛУХОВОЙ

18 и 19 марта 2017 года проходил семинар Ирины Глуховой «Язык и речь в психотерапии» из цикла встреч «Философские основания психотерапии».

На семинаре Ирины Глуховой

Ирина Глухова — психолог-консультант и магистр философии, преподаватель Европейского гуманитарного университета (Вильнюс, Литва) и Института гуманистической и экзистенциальной психологии (Бирштонас, Литва), переводчица на русский язык книг классиков экзистенциальной терапии и Dasein-анализа.

На семинаре рассматривались философские теории языка и возможности их практического приложения в практике психотерапии и консультирования.

Темы семинара:
1) Представления о языке и речи в античной философии.
2) Мартин Хайдеггер: речь как артикуляция понятности.
3) Джон Серл: что такое речевой акт.
4) Джон Остин: перформативные высказывания.
5) Людвиг Витгенштейн: языковые игры.

По словам ведущей Ирины Глуховой, из группы философов экзистенциально-феноменологического подхода мы привыкли опираться на философов-антропологов, однако целый ряд философов, относящихся к социально-критическим направлениям, остаются в стороне. Психотерапевты в своей практике философию не применяют, а философы в своей философии самодостаточны, это две не соприкасающиеся сферы. Однако уникальный подход Ирины Глуховой соединяет эти сферы и показывает, как социальная практика может быть рассмотрена через философские системы, что значительно увеличивает потенциал и создает дополнительные ресурсы психотерапии.

Теоретический лекционный материал сопровождался практической работой участников в группах по два-три человека с его последующим обсуждением. Результатом такой уникальной работы стало осмысление психотерапевтической практики с точки зрения философии. «Задача не в том, чтобы освоить теории и все про них знать, наша задача – побудить собственную способность философствовать», – подводя итоги работы, заключила ведущая.

Спасибо ведущей семинара – Ирине Глуховой, организатору – Елене Хижняк и всем участникам за интересный совместный опыт!

Дмитрий Дементьев

Читать далее

Поступил в Институт гуманистической и экзистенциальной психологии!!! Первый семинар

ПОСТУПИЛ В ИНСТИТУТ ГУМАНИСТИЧЕСКОЙ И ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ!!! ПЕРВЫЙ СЕМИНАР

С 3 по 16 января 2017 года прошел вступительные испытания и начал обучение по программе «Экзистенциальная терапия» в Институте гуманистической и экзистенциальной психологии (HEPI, Вильнюс – Бирштонас, Литва).

Доктор А.Е. Алексейчик и Р. Петронис с учащимися Института гуманистической и экзистенциальной психологии.

Конкурс – более чем два человека на место. Абитуриенты – как начинающие, так и профессиональные психологи, психотерапевты – со всего мира: России, Литвы, Эстонии, Латвии, Белоруссии, Украины, Германии, Франции… и даже Африки.

На лекции профессора Р. Кочюноса

После отборочного тура были прочитаны лекции «Основы психотерапии» и «Введение в теории экзистенциальной психологии и терапии». Лектор – профессор Р. Кочюнас, доктор психологии, психолог, психотерапевт, директор и один из основателей HEPI, профессор Вильнюсского университета, генеральный секретарь Восточно-Европейской Ассоциации экзистенциальной терапии (ВЕАЭТ).

Каждая тема, подымаемая Римасом Кочюнасом в лекции, разъясняется очень подробно, досконально, с примерами из психотерапевтической практики. Не остались без внимания и вопросы обучающихся.

Кульминацией данного семинара стала четырехдневная психотерапевтическая группа, которую вел А.Е. Алексейчик – врач-психиатр, психотерапевт, один из основателей восточно-европейской школы практического экзистенциализма, создатель методов «Интенсивная терапевтическая жизнь» и «Экзистенциальная библиотерапия», руководитель психотерапевтической клиники Вильнюсского Центра психического здоровья.

Доктору Алексейчику ассистировал Р. Петронис – психолог-психотерапевт, директор Центра экзистенциальной терапии, супервизор и преподаватель HEPI, президент Восточно-Европейской Ассоциации экзистенциальной терапии.

Если кратко о работе группы – жестко и реалистично! Ярко прорабатываются ситуации, в которые нас ставит жизнь. Каждый участник в подымаемых и возникающих на терапии проблемах находит свое и работает с этим. Нелегко, но для становления профессионального психотерапевта – необходимо. Как сказала Юлия Кочюнас – ведущая одной из психотерапевтических групп во время отбора, «если хочешь стать психотерапевтом, то нужно идти туда, где тебе трудно и больно». Для меня это колоссальный опыт переживания и практики.

Рад знакомству со всеми поступавшими и «выжившими» 🙂 вместе со мной во время первого семинара!

В библиотеке Института гуманистической и экзистенциальной психологии с профессором Р. Кочюносом

Коротко об экзистенциальной терапии

(по материалам сайта Института гуманистической и экзистенциальной психологии)

Цель экзистенциальной терапии – помочь человеку понять свою жизнь и свои способы ее проживать, постичь тайну парадоксов и дилемм, найти осмысленные пути создания будущего.

Для экзистенциальной терапии характерны два важнейших момента. Во-первых, понимание человека как бытия-в-мире или как непрерывного процесса жизни. Акцент делается на связанности человека с разными контекстами своей жизни (с миром). Психотерапия направлена не столько на изменение личности, но в большей мере на более глубокое и широкое понимание своей жизни.

Во-вторых, экзистенциальная терапия пытается понять жизнь человека через анализ его взаимодействия с универсальными экзистенциальными условиями («экзистенциальными данностями»), среди которых самыми важными являются «вброшенность» в мир; бытие-с-другими; конечность жизни; свобода, ее границы и ответственность за нее; тревога и напряжение; время как настоящее, включающее прошлое и будущее; смысл и бессмыслие.

Учебная программа «Экзистенциальная терапия» (HEPI)

Учебная программа «Экзистенциальная терапия» соответствует требованиям Европейского сертификата психотерапевта, апробирована Литовским психотерапевтическим обществом и кафедрой клинической и организационной психологии Вильнюсского университета. Программа подготовлена профессором Р. Кочюнасом.

Цель Базового курса – познакомить учащихся с теоретическими и практическими основами экзистенциальной терапии, развивать навыки консультирования и психотерапии. Kурс включает теоретические лекции, групповые и индивидуальные занятия практической психотерапевтической работы, анализ случаев консультационной/психотерапевтической работы.

После успешного завершения обучения выдается сертификат, свидетельствующий об ознакомлении с основами экзистенциальной психологии и психотерапии, о повышении психотерапевтической квалификации, а также дающий право продолжать обучение на Профессиональном уровне программы «Экзистенциальная терапия».

Базовый курс рассчитан на два года и составляет 586 аудиторных часов, Профессиональный – также два года и 680 аудиторных часов.

Программа базового курса:

1. Теории экзистенциальной психологии и терапии (Ludwig Binswanger, Medard Boss, Viktor Frankl, Alfried Längle, Rollo May, James Bugental, Ronald Laing, Emmy van Deurzen, Ernesto Spinelli) (60 ч.);
2. Основы психиатрии (32 ч.);
3. Экзистенциальная терапия: философские основы, теория, процесс (42 ч.);
4. Основы психотерапии (32 ч.);
5. Экзистенциальная философия (28 ч.);
6. Преодоление психологических кризисов (16 ч.);
7. Феноменологическая психология: метод терапевтического исследования и позиция терапевта (16 ч.);
8. Специфические случаи в консультировании и психотерапии (8 ч.);
9. Экзистенциальный анализ сновидений (12 ч.);
10. Введение в феноменологию (8 ч.);
11. Психология и религия (8 ч.);
12. Библиотерапия (8 ч.);
13. Дилеммы профессиональной этики (8 ч.);
14. Введение в теорию супервизий (4 ч.);
15. Групповой психотерапевтический опыт (96 ч.);
16. Cупервизия практического консультирования/психотерапии в группе (80 ч.);
17. Личная индивидуальная терапия (40 ч.);
18. Обсуждение заключительных теоретических работ (40 ч.);
19. Обсуждение заключительных практических работ (40 ч.);
20. Обсуждение индивидуальных супервизий (6 ч.);
21. Обсуждение личной терапии (2 ч.).

Дмитрий Дементьев

Читать далее
Do NOT follow this link or you will be banned from the site!